taen_1 (taen_1) wrote,
taen_1
taen_1

Categories:

Нацистские айнзацгруппы: могли ли нормальные люди массово убивать детей?

csxXfD_60953016a73006_70620622-tmb-720x411xfill.jpg

Одна из самых больших загадок нацизма – как психически здоровые, культурные люди могли спокойно, деловито убивать мирных жителей и даже детей. Как это было возможно?
Наступил май, праздник Великой Победы. Казалось бы, о том, что случилось более 70 лет назад, уже давно все известно. Об этом времени написано множество книг, исторических исследований, мемуаров, на все вопросы как будто бы уже давно найдены ответы. И все же…

В парке, расположенном недалеко от метро «Дорогожичи», стоит небольшой памятник, посвященный детям, расстрелянным в Бабьем Яру. Памятник создан в виде простых детских игрушек: на невысоком постаменте расположены две куклы и клоун, бессильно склонивший голову. Игрушки, в какой-то момент ставшие ненужными. Потому, что ими больше некому играть. От этой мысли становится жутко.

И снова возникает вопрос, на который сложно найти ответ – как же такое стало возможным, чтобы сильные, молодые мужчины массово убивали беззащитных людей? Убивали маленьких детей?

image-20210507144732-7.jpeg
Памятник погибшим детям в Бабьем Яру

Можно, конечно, сказать – это война. Во время войны и не такое бывает. И все же здесь случай совершенно особый. Много ли мы знаем войн, во время которых для сознательного и методичного истребления исключительно мирного населения формировались отдельные боевые подразделения? До Второй мировой такого не было никогда. И вот в начале ХХ века в одной из стран просвещенной Европы, подарившей миру огромное число гениев в сфере науки, искусства, философии, вдруг возникает потребность в формировании именно таких боевых единиц. Не армейских подразделений, которые ведут боевые действия против вооруженного противника, а батальонов сознательных палачей. Эти подразделения получили название «айнзацгруппы».

Айнзацгруппы не принимали участия в боевых действиях, в ходе наступления они следовали за регулярными войсками и методично убивали «неправильное» местное население. Их задачей было обнаружение и уничтожение евреев, цыган, партизан, коммунистов. Словом, айнзацгруппы оставляли лишь тех, кого смогли бы терпеть рядом с собой «истинные арийцы», которые должны были заселить данные территории.

Всего на службе в айнзацгруппах состояло около 3000 человек. Впоследствии айнзацгруппы были усилены командами пособников из местного населения, так называемыми «шуцманшафтами». Например, заместителем командира одного из подразделений шуцманшафта (201-го охранного батальона), действовавшего на территории современной Украины, был знаменитый Роман Шухевич. Шуцманшафт-команды состояли исключительно из добровольцев.

Точное число жертв айнзацгрупп до сих пор неизвестно. Только на территории СССР четырьмя оперативными группами было уничтожено около 750 000 человек. Всего же этими подразделениями, по подсчётам главы отдела гестапо по делам евреев А. Эйхмана, было убито около 2 млн человек. Поскольку подавляющее большинство мужчин было на фронте, то нетрудно догадаться, что эти самые миллионы замученных, расстрелянных, повешенных – это исключительно дети, женщины и старики. Одних только белорусских деревень было уничтожено 628. Они были сожжены вместе со всеми жителями.


«Мой разум не мог принять то, что увидели глаза. Я заглянул в ад»

Кто знает, может быть, до сих пор никто и не представлял бы себе чудовищный масштаб совершенных айнзацгруппами преступлений, если бы не старания и упорство молодого американского прокурора Бенжамина Ференца, одного из главных обвинителей на Международном военном трибунале в Нюрнберге. Готовя материалы для предстоящего суда, он случайно наткнулся на секретные отчеты гестапо. Изучив их, он долго не мог прийти в себя: «Мой разум не мог принять то, что увидели глаза. Я заглянул в ад».

В 1947 году после окончания главного трибунала в Нюрнберге Б. Ференцом были инициированы отдельные судебные разбирательства, которые касались деятельности айнзацгрупп. Суд начал свою работу 29 сентября 1947 года ровно через 6 лет после расстрелов в Бабьем Яру, самой масштабной карательной операции за всю историю войны. Согласно отчетам «айнзацгруппы С», за 2 дня там было уничтожено 33771 человек, не считая детей до 3 лет.

141121115128_nuremberg_trials_body_624x351_getty.jpg
Бенджамин Ференц выступает на Нюрнбергском процессе

Против подсудимых, бывших офицеров айнзацгрупп, были выдвинуты следующие пункты обвинения:

преступления против человечества;
преследования и убийства людей по политическим, национальным, религиозным и другим мотивам;
геноцид населения оккупированных территорий; военные преступления;
убийство мирного населения и уничтожение населенных пунктов, культурных объектов;
несоблюдение международных соглашений в отношении военнопленных;
участие в преступных организациях (СС, СД).

Эти судебные разбирательства получили название малых Нюрнбергских процессов и длились с 1946 по 1949 год. Главный вопрос, который поднимался на этих судебных слушаньях – как могло такое случиться, что культурные, воспитанные на Законе Божьем молодые люди стали членами карательных отрядов?

Судья Масманно недоумевал: «Солдат, идущий в бой, знает, что ему придется убивать. Но перед ним вооруженный противник. Вам же предстояло убивать беззащитных людей. Неужели вопрос моральной оценки такого приказа не приходил вам в голову? Соответствует ли это понятиям гуманности, совести, справедливости?»

Никто из обвиняемых не ответил на этот вопрос. Все как один отговаривались шаблонной фразой, что не имели права подвергать сомнению приказ.

Согласно отчетам «айнзацгруппы С», за 2 дня в Бабьем яру было уничтожено 33771 человек, не считая детей до 3 лет.

Можно, конечно, возразить, что тогда время было такое – война, а по законам военного времени за отказ от выполнения приказа обычно следовал расстрел. Прокурор Б. Ференц рассмотрел эту часть вопроса со всей тщательностью, и выяснил, что ни одному из офицеров, членов айнзацгрупп, не грозила ни смерть, ни тюрьма в случае отказа от данной работы.

Самым страшным наказанием был перевод в другие войска. Иногда это грозило отправкой на Восточный фронт. И все! Т.е. никто из них не рисковал жизнью в случае отказа. И тем не менее, за всю историю существования подобных карательных подразделений ни один офицер, ни один солдат не попросился о переводе. Этот факт тоже со всей тщательностью был изучен прокурором Б. Ференцом.


Члены айнзацгрупп – кто они?

Первое, что приходит на ум, что данные подразделения формировались исключительно в приказном порядке, а кадры набирались из среды каких-нибудь криминальных элементов. Ну, кто в здравом уме согласится совершать массовые убийства? Но так ли это было на самом деле?

Известно, что составы айнзацгрупп подбирались с особой тщательностью. Об этом лично заботился начальник Главного управления имперской безопасности Рейнхард Гейдрих. Он считал эти подразделения элитными войсками СС. Нужно сказать, что именно Р. Гейдриху принадлежит идея об окончательном решении «еврейского вопроса». Анзацгруппы – его детище. Их главной целью и было решение этого самого вопроса. Нехватки кадрового состава не было. Более того, командирами этих подразделений были исключительно генералы, некоторые из которых были ветеранами Первой мировой войны.

image-20210507144732-9.jpeg
Рейнхард Гейдрих

Но самым удивительным стали биографии самих подсудимых по делу об айнзацгруппах. Оказывается, почти все они были людьми прекрасно образованными, в большинстве своем имеющими несколько университетских дипломов. Некоторые из них могли похвастаться докторскими степенями, профессорскими званиями.

Судья Масманно даже попробовал пошутить на этот счет: «Сомневаюсь, что за столом общественной библиотеки одновременно можно найти столько образованных людей, сколько их собралось на скамье подсудимых по делу об айнзацгруппах». Вот имена только некоторых из них:

Группенфюрер СС, генерал-лейтенант полиции Отто Олендорф, командир айнзацгруппы D, изучал право в университетах Лейпцига и Геттингена, затем учился в Павийском университете. Имел докторскую степень в области юриспруденции. Командовал расстрелами на юге Украины, в Бессарабии, Крыму, на Кавказе.
Бригадефюрер СС генерал-майор полиции Хайнц Йост, командир айнзацгруппы А, изучал право в университетах Гиссена и Мюнхена. Организовывал массовые убийства в Прибалтике.
Бригадефюрер СС, генерал-майор полиции Отто Раш, командир айнзацгруппы С, получил докторскую степень по политической экономии и философии в университете Лейпцига. Командовал расстрелами на Украине и, в частности, в Бабьем Яру.
Бригадефюрер СС Франц Зикс, командир передовой команды «Москва» в составе айнзацгруппы В, изучал право и журналистику в университете Гейдельберга, профессор журналистики в университете Кенигсберга. Участвовал в расстрелах в Смоленской области.
Штандартенфюрер СС Вальтер Блюме, командир айнзацгруппы 7а, изучал право в учебных заведениях Бонна, Йена, Берлина. В 1933 году в университете Эрлангена – Нюрнберга ему присвоена степень доктора права. Командовал карательными операциями на территории Белоруссии.
Штандартенфюрер СС Мартин Зандберген, командир айнзацкоманды 1а, изучал право в университетах Мюнхен, Кельна, Фрайбурга. Один из главных лиц, причастных к массовому уничтожению евреев в Прибалтике.
Оберштурмбаннфюрер СС Эрнст Шимановски, командир айнзацкоманды 6 в составе айнзацгруппы С, изучал теологию в Кильском университете. Протестантский пастор в Катинге. Совершал карательные операции в районе Таганрога и Ростова-на-Дону.
Оберштурнбаннфюрер СС Вернер Брауне, командир айнзацкоманды 11в в составе айнзацгруппы D, изучал юриспруденцию в университетах Бонна, Мюнхена, Йены. В 1933 году ему присвоена степень доктора права. Участвовал в уничтожении евреев на территории южной Украины и в Крыму.
Штандартерфюрер СС Пауль Блобель, командир зондеркоманды 4а в составе айнзацгруппы С. Изучал архитектуру в королевской прусской строительной школе в Эльберфельде. Осуществлял расстрелы в Бабьем Яру.

Как видим, командовали айнзацгруппами отнюдь не воры в законе или серийные убийцы. Можно сказать, что это была элита немецкого общества. Более того, один из них (Эрнст Шимановски) и вовсе имел теологическое образование и был пастором.

Что же двигало этими людьми? Что должно было случиться с их совестью, чтобы они начали совершать массовые убийства изо дня в день, как рутинную работу, и не чувствовать при этом никаких моральных угрызений?


«Убийства детей были нашей работой, мы выполняли приказ»

Многие из этих людей были дипломированными юристами, специалистами в области права, и тем не менее ни один из них свою вину не признал, оправдывая себя тем, что выполняли приказ.

Через много лет после процесса в одном интервью прокурор Б. Ференц с горечью подчеркнул: «Во время процесса мне не столько запомнилось, сколько поразило отсутствие у подсудимых и намека на раскаяние, на сострадание к миллионам убитых и замученных людей... Этого я никогда не забуду».

Такую формулировку – непризнания себя виновным из-за невозможности отказа от выполнения приказа – мы можем встретить на каждом судебном разбирательстве, касающемся нацистских преступников. Таких судов на протяжении ХХ-го века было очень много. Разбирательства по делам некоторых из них продолжаются до сих пор. На одном из последних, проходившем в 2011 году, был осужден надзиратель Собибора Иван Демьянюк. И опять – никаких мотивов ненависти или личной неприязни. Только выполнение приказа. Работа такая.

nd11.jpg
Иван Демьянюк, прозванный в Собиборе «Иваном Грозным»

Складывается впечатление, что перед нами сумасшедшие. Люди, живущие по каким-то своим извращенным законам. Но может быть, здесь действовал какой-то массовый психоз? Может быть, это какая-то неизученная аномальная реакция психики? Что говорят по этому вопросу психологи и психиатры?

Как мы знаем, они принимают активное участие в работе любого судебного разбирательства. Их задача – установить дееспособность подсудимого. Удивительно то, что за редкими исключениями почти все подсудимые из среды нацистских преступников признавались вменяемыми и способными отвечать за свои действия. Т. е. нормальными людьми. Но как же так? Как нормальный человек может творить такое?


Так они нормальные или психопаты?

Этот вопрос впервые был поднят на главном Нюрнбергском процессе двумя американскими психиатрами – доктором Д.Келли и доктором Г.М.Гилбертом. Они работали с подсудимыми больше года. Каждый из них оставил подробный отчет. Впоследствии ими были написаны книги – «Нюрнбергский дневник» Г.М.Гилберта и «22 Камеры» Д.Келли.

Доктор Келли поначалу был уверен, что все подсудимые – психопаты, так как именно у психопатов наблюдается отсутствие совести и чувства вины. Он очень тщательно искал проявления «вируса нацизма» или «личности нациста» – так он назвал новое психическое отклонение.

Им были проведены различные тесты, включая тест Роршаха, для выявления психической нестабильности. В конце концов доктор Келли протестировал всех заключенных на IQ, ведь существует мнение, что преступниками становятся личности грубые, примитивные. Каким же было его изумление, когда большинство подсудимых показало невероятно высокий уровень интеллекта. У Г. Геринга уровень IQ был близким к гениальности.

Все, что отличало Нюрнбергских узников от обычных людей – полное отсутствие эмпатии, т.е. сочувствия. Тест Роршаха подтвердил неразвитое воображение и отсутствие творческого потенциала. Но патологическая склонность к насилию не была выявлена ни у одного из подсудимых.

Как Д. Келли ни старался, найти черты психопатии ему не удалось. Это его очень озадачило. Получается, все, кто оказался на скамье подсудимых в Нюрнберге – нормальные люди. Из этого следовало, что любой человек может сделать все тоже, что и подсудимые.

Большинство подсудимых показало невероятно высокий уровень интеллекта. У Геринга уровень IQ был близким к гениальности. Все, что отличало Нюрнбергских узников от обычных людей – полное отсутствие эмпатии.

Дуглас Келли был поражен. Следующий вопрос, который он задал себе – «чем я сам отличаюсь от людей, которых судили в Нюрнберге?» – так и остался без ответа. Видный американский психиатр почувствовал, что попал в тупик. Его по-прежнему интересовала природа человеческой бездушности, особенно в таких массовых проявлениях, как во время Второй мировой войны, но как осмыслить ее, он не знал.

Он пришел к выводу, что поведение людей вроде Геринга или коменданта Освенцима Р. Хесса невозможно объяснить средствами психиатрии. Также был озадачен его коллега Густав Гилберт. Оба психиатра сошлись во мнении, что поведение подсудимых следует рассматривать в контексте категории зла. Ведь «зло, – писал доктор Гилберт, – это полное отсутствие эмпатии. То есть неспособность чувствовать боль другого». Иными словами, зло рождается из неспособности любить. Но где искать причины появления такого зла в человеке?

Следующей, кто попытался разгадать загадку так называемой «личности нациста» и разобраться в природе зла, стала американский философ Ханна Арендт. В 1962 году она в качестве корреспондента журнала «Нью-Йоркер» присутствовала на судебном разбирательстве в Иерусалиме. Подсудимым был один из главных «архитекторов Холокоста» – А. Эйхман.

lech319img_Stranitsa_111_Izobrazhenie_0001.jpg
Адольф Эйхман в зале суда. Фотограф Миха Бар‑Ам. Иерусалим. 1961 г.

Х. Арендт, как и все присутствующие в зале, ожидала увидеть некое воплощение зла, чудовище в человеческом обличье. И была совершенно поражена, встретив личность, ничем не примечательную.

«Как увязать шокирующую посредственность этого человека с чудовищными поступками, которые он совершал?» – с удивлением писала она. Перед судом предстал обычный бюрократ, «чья совесть была перевернута с ног на голову» той идеологией, которая существовала в нацистском обществе.

Наблюдая за Эйхманом, Х. Арендт сделала поразительные выводы: «Величайшее, чудовищное зло в мире совершается ничтожными людьми, у которых часто нет никаких собственных убеждений». Такие люди пассивно принимают, как норму, установленный в данном обществе порядок и добросовестно выполняют обязательства, предписанные им действующим законом. И если этот закон велит убивать, то они убивают, не чувствуя никакого морального дискомфорта. В таких случаях человек как бы «отказывается слышать голос совести и смотреть в лицо действительности». Х. Арендт назвала этот феномен «банальностью зла».

В ходе судебного процесса Эйхману не раз задавали вопрос о совести. Главный обвинитель, судья Хаузнер, все время недоумевал, как можно было отправлять на смерть тысячи людей и при этом не чувствовать вообще ничего. «Это был приказ», – недоумевая со своей стороны, отвечал Эйхман. «А если бы вам отдали приказ убить своего отца? Вы бы тоже выполнили его?» «Да. Если бы его вина была доказана».

Эти слова звучат дико. Кажется, что перед тобой человек ненормальный. Но по заключению медицинской экспертизы А. Эйхман был признан вменяемым. Значит, проблема в чем-то другом. Так где же все-таки искать корни этого страшного зла?


Если эти люди были нормальными, что тогда с ними не так?

Как мы уже говорили, главный вывод психиатров о личностях нацистов – это атрофированность у них эмпатии, т. е. способности сострадать, чувствовать другого как самого себя. Но откуда появилась эта ущербность? Какова ее природа?

Современный мир буквально пронизан информационными излучениями и энергиями. Wi-fi, 4g, радио и ТВ сигналы. Мы их не видим, но они существуют и в конечном счете воздействуют на нашу личность. Каждый день на наши смартфоны и гаджеты приходят десятки сообщений самого разного содержания. В нашей власти их прочитать или нет.

«Мысль не просто приходит и уходит. Иная мысль может погубить душу человека, иной помысл заставляет человека вовсе повернуть на жизненном пути и пойти совсем в другом направлении, чем он раньше шел».
Преподобный Варсонофий Оптинский

Церковь учит, что помимо видимого физического мира существует и мир духовный. Вокруг нас есть некие сущности, совершенно неспособные к любви и состраданию, которых в православной традиции называют падшими духами или бесами. Большинство наших современников считают их существование «поповской выдумкой», но бесчисленное количество фактов их воздействия на людей заставляют думать иначе. Святоотеческое учение о помыслах говорит нам, что любой человек ежедневно подвергается воздействию мыслей (помыслов), воспринимаемых нами как свои, но которые таковыми не являются.

Преподобный Варсонофий Оптинский писал: «Мысль не просто приходит и уходит. Иная мысль может погубить душу человека, иной помысл заставляет человека вовсе повернуть на жизненном пути и пойти совсем в другом направлении, чем он раньше шел».

Если же человек дает «зеленый свет» таким помыслам регулярно, то со временем становится похожим на тех, кто их посылает. Психически такие люди совершенно нормальны, но их совесть и воля парализованы. Соответственно, они не в состоянии различать, где зло, а где добро.

* * *
События Второй мировой войны обнажили доселе неведомые тайники человеческой души, а также открыли чудовищную глубину человеческого падения. Но, самый страшный вывод, который никто не отважился озвучить вслух – в этой страшной пропасти может оказаться каждый из нас. Доктор Келли только предположил такое и ужаснулся.

Однако, разве в этой мысли есть что-то новое для мира? Заглянем в Библию. Там черным по белому написано – человеческая природа поражена грехом. Человек, забывающий о своем главном предназначении – служить Богу, в какой-то момент в силу обстоятельств, убеждений, каких-то сложившихся наклонностей характера может стать чудовищем и даже не заметить этого.

Можно вслед за многими святыми произнести – ад и рай находятся внутри человеческой души, и только человеку решать, что он будет возделывать, услышит ли тихие слова Бога, обращенные к нему: «Жизнь и смерть предложил я тебе. Я прошу тебя, выбери жизнь».

https://spzh.news/ru/istorija-i-kulytrua/79617-nacistskije-ajnzacgruppy-mogli-li-normalynyje-lyudi-massovo-ubivaty-detej
Tags: Великая Отечественная война, Вторая Мировая война, криминал, общество, религия, фашизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments