taen_1 (taen_1) wrote,
taen_1
taen_1

Category:

Двухэтажная Россия против «Человейников»

О деурбанизации России на примере Перми

RIAN_3289558.HR-pic4_zoom-1500x1500-3192.jpg

Несмотря на продолжающийся в России демографический кризис, города-миллионники продолжают свой рост. По данным Росстата, Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск, Екатеринбург и Казань, входящие в пятёрку городов России по численности населения, за 10 лет, прошедших с последней переписи населения в 2010 г., увеличили свою численность на 10 и более процентов каждый. По прогнозу демографов в России может сложиться ситуация, когда большая часть жителей страны будет сосредоточена в 10-15 крупных мегаполисов, в то время как остальная территория будет представлять из себя «демографическую пустыню».

Уже сейчас в 18 крупнейших городах проживает четверть населения России, такое расселение создаёт угрозу национальной безопасности страны. Подобные пустующие пространства нашей необъятной родины являются лакомым куском для наших «партнёров», как с Запада, так и с Востока.

Не многие заметили, что в России начиная с 2015 г. уровень рождаемости в сельской местности стал ниже, чем уровень рождаемости в городах. Это произошло, пожалуй, впервые за всю историю наблюдений. В демографической же теории априорно считается, что рождаемость на селе выше, чем в городах. Неужели наши мегаполисы настолько истощили жизненные силы из русской деревни, что это привело к таким серьёзным демографическим изменениям? Не настало ли для города время отдавать долги деревне?

В последние несколько лет в демографическом облике нашей страны наметилась тенденция развития такого процесса, как субурбанизация (от англ. suburb – пригород) – заселение ближайших пригородов мегаполисов и их застройка частными малоэтажными домами. Иногда можно встретить другое название этого явления – деурбанизация. Рассмотрим его на примере Перми.

Пермь стала городом-миллионником в 1979 г., на момент распада СССР в городе проживало около 1 млн 100 тыс. жителей, на сегодня население города составляет примерно 1 млн 055 тыс. человек. За последние 20 лет население пригородного Пермского района (сама Пермь в его состав не входит), по оценкам Росстата, увеличилось как минимум на четверть (с 89 тыс. до 112 тыс. человек). Более точные данные может показать планируемая в 2021 году перепись населения и цифра эта может быть значительно выше. Так, по результатам переписи 2010 г., выяснилось, что население района на 15% больше значения, определенного по сведениям миграционной службы (ФМС). Свою роль сыграла иная методика расчёта: если ФМС руководствуется формальными данными о месте регистрации человека, то перепись показывает его реальное место жительства. Точками притяжения населения стали такие населенные пункты, как Кондратово, Лобаново, Култаево, посёлок Ферма, Фролы и другие. Большинство из них находится в радиусе до 30 км от городского центра.

Уровень материального благосостояния новых жителей пригорода находится в довольно широком диапазоне. Это проявляется и в стоимости построенных ими домов: от небольшого одноэтажного деревянного дома, возведенного буквально силами одной семьи на небольшом земельном участке, до огромных многоэтажных особняков, которые порой можно спутать с многоквартирным домом. Средний же по стоимости и наиболее массовый по количеству дом можно описать как одно-, реже – двухэтажный дом, построенный из пеноблока или кирпича, площадью от 70 до 100 квадратных метров. Площадь земельного участка составляет, как правило, 10 соток.

По мнению учёных, причины переезда из города в село заключаются в том, что «люди устали от цивилизации, бешеного ритма, пробок, вечного цейтнота. Они вроде бы всего добились, имеют работу и зарплату, но счастливыми себя не чувствуют». Многие выбирают жизнь за городом из соображений здоровья и экологии: вне города значительно сокращается риск развития многих заболеваний, например, астмы и аллергии. Переселению людей в ближайшие пригороды во многом способствует и градостроительная политика, проводимая властями Перми: центр города простаивает в вечных пробках, значительное неудобство создаёт введение платных парковок на значительной части городской территории, постоянное удорожание проезда в общественном транспорте, рост цен на жильё в городе, «точечная» застройка, увеличивающая и без того высокую плотность населения в жилых районах. Всё это снижает качество жизни в городе-мегаполисе. Добавим сюда характерную для всех крупных городов проблему миграции, меняющей этнический облик города. Кроме того, возводимые в последние годы в Перми новостройки редко имеют меньше 25 этажей (видимо, выше строить нельзя согласно городского законодательства). Желающих жить в подобных «человейниках», судя по стремительно растущим пригородам, всё меньше и меньше.

Стоит отметить, что традиции частного домостроительства в Перми достаточно крепкие. До сих пор множество городских микрорайонов представляют собой территории частной малоэтажной застройки, например, до трёх четвертей территории Мотовилихнского района представляют из себя именно частный сектор. Хотя в последние годы часть кварталов индивидуального жилья уступило место новостройкам-высоткам, особенно в приближенных к центру частях города, но на территориях, отдалённых от центра города, строятся и новые кварталы ИЖС. Правда, стоимость такого жилья в черте города достаточно высокая и может быть доступна лишь гражданам с доходом сильно выше среднего. Большую роль здесь играет высокая стоимость городской земли. За пределами же города аналогичное по качеству и метражу жильё может стоить в полтора-два раза дешевле.

Главным образом, активно заселяются населенные пункты, находящиеся в юго-западном направлении от города, в районе пермского аэропорта «Большое Савино». Во многом развитию этого направления способствовала наличие удобной трассы, связывающей город с аэропортом. В 2015-16 гг. её капитально отремонтировали и теперь из пригорода до городской черты можно добраться по дороге, имеющей 2-3 полосы в каждую сторону, с разделителем, при этом на подъезде к городу с интервалом 1-2 километра на трассе оборудованы мостовые пешеходные переходы. Жилые массивы частных домов протянулись вдоль этой трассы на десятки километров. Бывшие колхозные земли, пустовавшие ещё лет десять назад, ныне представляют собой территории массовой индивидуальной жилой застройки. В качестве ещё одного примера массовой застройки пригородной территории можно привести деревню Большая Мось, что на юго-восточной окраине города. Если по переписи 2010 г. её население составляло пару сотен человек, то сейчас здесь огромный жилой массив размером 2 на 3 км, состоящий из частных домовладений. И счёт таким посёлкам вокруг Перми идёт уже на десятки. Местные строительные компании рекламирую то один, то другой строящийся коттеджный посёлок, но многие люди предпочитают и самостоятельное строительство на земельных участках, которые также предлагаются к покупке в огромных количествах. Судя по количеству предложений как готовых индивидуальных домов, так и земельных участков на пермском рынке недвижимости, процесс деурбанизации набрал уже хороший ход и пока нет признаков его прекращения.

Но помимо ИЖС в пригородных поселках строятся и многоквартирные дома небольшой этажности (от 3-х до 9-и этажей), таким образом люди, желающие сохранить для себя привычный городской образ жизни, получают некую альтернативу 25-этажным городским человейникам.

Судя по трафику машин, идущих в город в утренний час-пик, а в вечернее время возвращающихся обратно, большая часть жителей пригородных посёлков работает в городе, либо на находящемся на окраине Перми Осенцовском промышленном узле, где сосредоточено огромное количество предприятий: СИБУР, нефтеперерабатывающий завод «Лукойла», ТЭЦ и др. Часть этого трафика могу составлять также школьники и студенты. Хотя в пригородных населенных пунктах активно строятся новые школы и детские сады, но среди них нет школ, специализирующихся на каком-либо предмете (так называемые «французские», «немецкие», «английские», школы с физико-математическим уклоном), не говоря уже о вузах. Тем не менее, качественные дороги, наличие личного автотранспорта, а также пригородное автобусное сообщение позволяют добраться от дома до работы/учёбы за относительно короткое время, сопоставимое со временем, которое затрачивают на путь до работы городские жители. Стоит отметить, что дорожная сеть вокруг Перми за последние 15-20 лет претерпела значительные изменения и не идёт ни в какое сравнение с той, что была на момент распада СССР: построена современная объездная дорога вокруг Перми, реконструированы десятки километров федеральной трассы «Пермь-Екатеринбург», современный вид приняла дорога, связывающая город с аэропортом. Новые качественные дороги являются одним из главных факторов стремительного роста пермских пригородов.

Новые рабочие места создаются также в самих новых населенных пунктах, главным образом – в сфере услуг. В первую очередь открываются продуктовые магазины, в том числе крупных сетевых компаний, аптеки, магазины товаров для дома. В сельской местности повышенным спросом пользуются строительные, садоводческие и хозяйственные товары – и как следствие открытие большого числа торговых точек соответствующей направленности. Открываются различные строительные базы, пилорамы, фирмы, предлагающие строительство домов и бань. Спрос рождает предложение, поэтому во вновь заселяемых районах открываются и иные предприятия сферы услуг: автосервисы и автомойки, салоны красоты и парикмахерские, всевозможные кафе и иные заведения общепита. Появляются новые рабочие места и в бюджетной сфере: вслед за массовым переездом людей строятся новые детские сады, школы, поликлиники, дома культуры, спортивные объекты и прочие учреждения, для работы в которых требуется большое количество персонала. Всё это с одной стороны способствует созданию рабочих мест за пределами мегаполиса, с другой – обеспечивает комфортные бытовые условия жизни для местных жителей, уже мало отличающиеся по уровню бытового обслуживания от условий жизни в городе-миллионнике.

Наиболее ярко преимущества жизни за городом показали себя во время пандемии коронавируса. В то время как находящиеся на самоизоляции городские жители могли довольствоваться лишь возможностью прогулок на балконе своей квартиры и были вынуждены неделями сидеть «в четырех стенах», лишь изредка выходя из дома в магазин или чтобы вынести мусор, жители загородных посёлков на абсолютно законных основаниях могли проводить свое свободное время на личных придомовых участках. Да и полицейский контроль в сельской местности был заметно слабее, чем в городе, и шансов получить штраф за отсутствие маски или нарушение режима самоизоляции было в разы меньше. Уменьшение плотности населения и как следствие – количества социальных контактов значительно сократили уровень заболеваемости коронавирусом вне города. Не секрет, что наибольший уровень заражений COVID в мире был зафиксирован именно в гигантских мегаполисах, самыми яркими примерами были такие города, как Нью-Йорк, Лондон, Москва и др. Кроме того, пандемия показала, что значительное число офисных работников может, не снижая производительности труда, работать и в домашних условиях: исчезает зависимость места жительства от места работы. Будет не удивительно, если большое число людей останется «на удалёнке» и после завершения пандемии.


Какие видятся положительные стороны процесса расселения городов.

Во-первых, с точки зрения национальной безопасности, происходит увеличение «осваиваемой» человеком территории. Если в городских условиях для расселения 250 семей в многоэтажке-«свечке» требуется около 5 тысяч квадратных метров (возьмём для примера участок земли 100 на 50 метров), то для того же количества семей, поселенных в частные дома с участком хотя бы 10 соток, потребуется уже 25 тысяч квадратных метров. Таким образом, площадь используемой человеком территории вне города примерно в 5 раз больше, чем в городе.

Во-вторых, человек, живущий на своей земле, психологически и социально более стабилен, чем классический горожанин. Ему некогда отвлекаться на просмотр в смартфоне лекций новомодных оппозиционных блогеров. Куда важнее для него занятия, более приближенные к жизни: в своём доме всегда есть чем заняться. Летом – это может выращивание огорода, строительство или ремонт бани, сарая, гаража и т.д. В зимнее время – уборка снега.

В-третьих, земля — это ценный актив. Это не только возможность вырастить себе запас овощей на зиму (не секрет, что для большинства русских людей именно свой огород является лучшим антикризисный и антисанкционным средством). Также это и возможный путь решения квартирного вопроса: случае необходимости улучшить жилищные условия, уже имея в собственности дом с земельным участком, куда проще, чем живущим в квартире в многоэтажке.

В-четвертых, экологическая обстановка за пределами города значительно лучше, чем в городе, как по уровню загрязнения воздуха, так и по уровню шума.

Можно сказать, что в подобных субурбанизированных районах сейчас формируется тот самый средний класс, о котором так много говорили российские власти. А именно – класс домовладельцев, уверенно «стоящих на ногах» в материальном плане. Как правило, это семьи с детьми, видящие в загородной жизни способ для их наилучшего воспитания. Им есть что терять в случае каких-то революционных потрясений и именно эти люди во многом являются электоральной базой действующей власти.

Денис Лунёв
https://ruskline.ru/news_rl/2021/02/09/dvuhetazhnaya_rossiya_protiv_cheloveinikov
Tags: город, демографическая политика, жильё, недвижимость, общество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments