taen_1 (taen_1) wrote,
taen_1
taen_1

Category:

Конец связи

woxoepkroqgetgnhuidzwrwkpictbnaybxnfnxwbndghktoecs.jpg

Новость наделала много шума и породила массу версий и слухов. Казалось бы, банальное происшествие – на аэродроме Таганрог-Южный обокрали самолет. Но, как оказалось, самолет этот далеко не простой, а Ил-80 ВзПУ очень даже секретный. Его называют еще «самолетом судного дня», то есть реально это воздушный пункт управления Вооруженными силами России в кризисной ситуации.

Известно, что самолетами «судного дня» или «конца света», по аналогии с американской концепцией doomsday planes, называют транспортные средства, предназначенные для президента, министра обороны и других членов высшего военного руководства на случай начала ядерной войны (такими целями их наделяют, собственно, в США), если наземные структуры управления будут разрушены или повреждены.

С борта воздушного пункта управления в кризисных ситуациях президент России – Верховный главнокомандующий – отдает важнейшие указания по руководству страной и вооруженными силами. ВзПУ Ил-80 оборудован средствами связи, системами жизнеобеспечения и источниками электропитания. В состав экипажа входят операторы систем и офицеры боевого управления. Детальная информация по этому самолету представляет собой государственную тайну.

Всего было изготовлено четыре самолета Ил-80. Все они находятся в составе 8-й авиационной дивизии особого назначения (пункт постоянной дислокации – аэродром Чкаловский).

Воздушный корабль прибыл в Таганрог для плановых работ по модернизации и продлению ресурса. Как сегодня становится ясно, еще 4 декабря начальник службы авиационной безопасности АО «Таганрогский авиационный научно-технический комплекс (ТАНТК) им. Г.М. Бериева» обратился в полицию, сообщив, что при осмотре воздушного судна были обнаружены следы вскрытия грузового люка. Позже специалисты подсчитали ущерб от визита воров. Из воздушного пункта управления были украдены 39 блоков различного связного оборудования и еще пять плат из пяти таких же демонтированных блоков.

Что именно было украдено, не называется, однако есть основания полагать, что могло быть похищено связное оборудование – радиопередающие и радиоприемные устройства, аппаратура засекречивания речевой информации, шифровальные устройства.
«Инженер по эксплуатации воздушного судна рассказал, что на ТАНТК производилась замена смазки на штоках амортизаторных стоек шасси. По его словам, все бортовые приборы на момент приемки самолета были на месте. После окончания работ основной вход, люк грузового отсека, три запасных выхода были опечатаны. Последний раз при осмотре борта все печати были целы», – рассказал журналистам источник, знакомый с ситуацией.

На поверхности грузового люка, в одном из отсеков самолета и на брошенной внутри крышке распределительного устройства сотрудники полиции сняли отпечатки пальцев предполагаемых преступников. Кроме того, в отсеках найдены отпечатки следов обуви воров.
Много вопросов возникает к тому, как была организована охрана столь важного объекта – воздушного пункта управления Вооруженными силами России. И была ли она организована в принципе, если воры с такой легкостью проникли внутрь столь секретного «самолета судного дня».
Есть некоторые основания предполагать, что в краже аппаратуры с Ил-80 на аэродроме Таганрог-Южный могли участвовать и сотрудники предприятия – или была соответствующая «наводка» специалистов, или в преступлении непосредственно участвовали работники завода, поскольку без их помощи и консультаций это вряд ли стало бы возможным. Человеку со стороны трудно и проникнуть в самолет, и практически невозможно знать, что конкретно надо похитить и что в самолете представляет собой наибольшую ценность.

Скорее всего, в таганрогской краже приняли участие так называемые «металлисты». То есть хищение блоков, панелей и плат с воздушного пункта управления было осуществлено с целью их последующего демонтажа и выплавки драгоценных металлов, которые в большом количестве задействуются при изготовлении подобной аппаратуры. Иными словами, схема в этом случае выглядит примерно так: «украсть – разобрать – выплавить – продать – получить деньги».

По прямому предназначению использовать похищенную радиоаппаратуру с борта Ил-80 в гражданской сфере невозможно. Разве что в качестве каких-либо запасных частей, да и то вряд ли – на борту применяются весьма специфические комплектующие. Однако наибольшей проблемой здесь может стать другое: создан прецедент утечки секретных и совершенно секретных сведений. Таким образом, у преступников, совершивших кражу на аэродроме Таганрог-Южный, может появиться возможность узнать, как происходит технически управление вооруженными силами страны в кризис. И хорошо, если эти воры – банальные «металлисты», в ином случае могут появиться утечки важнейшей информации об особенностях передачи с борта ВзПУ указаний особой важности. В этой связи достаточно сказать, что с борта воздушного пункта управления глава государства может принять решение об ответном (ответно-встречном) массированном ракетно-ядерном ударе, дать сигнал на разрешение применения ядерного оружия и передать кодовую комбинацию на разблокировку ядерных боевых частей. Интересно и то, что входящий в Объединенную авиастроительную корпорацию (ОАК) «Таганрогский авиационный научно-технический комплекс (ТАНТК) им. Г.М. Бериева» уже в этом году потратил 24 млн рублей на охрану аэропорта. Соответствующий контракт в открытом доступе находится на сайте госзакупок. Что особенно интересно – в закупочной документации можно найти подробный план аэропорта и расположения всех постов охраны. На нем указаны все КПП, расположение групп быстрого реагирования и даже сектора обзора камер наблюдения. То есть во всех подробностях нарисовано, как проникнуть и уйти с особо охраняемого объекта.

Бывший инженер по технической эксплуатации летающих судов Дмитрий Андреянов уверен, что источник, сообщивший журналистам о краже «39 радиостанций», скорее всего, ошибся, и речь идет об электронных блоках.

– Такого количества радиостанций даже на спецсамолете быть не может, а вот 39 электронных блоков там наверняка можно найти. «Ведь речь идет о специальном оборудовании для управления армией», – говорит специалист.
По его словам, в среднем электронный блок такого оборудования может иметь размер стандартной коробки из-под обуви и действительно представляет ценность для воров.
– Например, штатный блок радиовысотометра, который есть в каждом самолете, ворам не интересен, там драгметаллов – крохи. А вот блок спутниковой правительственной спецсвязи – да, оттуда можно золота наковырять. Это спецсвязь, там используются позолоченные контакты, специальные микросхемы, еще советские, с повышенным содержанием позолоченной подложки, выводы: все это делается из драгметаллов, потому что контакт должен быть «вечным», не подверженным коррозии.
Андреянов также отмечает, что формулировка «вскрытие грузового люка» у людей, знакомых с устройством Ил-80, вызывает удивление.
– Такой люк нельзя вскрыть с помощью лома или фомки – максимум удастся порвать обшивку, дальше идет т.н. «силовой набор» люка, и сквозь него никак не пробиться. Чтобы проникнуть внутрь, люк надо именно открыть, а все приводы у него – электрогидравлические. Это значит, самолет необходимо поставить под электропитание, попасть в кабину, найти на пульте бортинженера соответствующие тумблеры. Надо хорошо разбираться в самом секретном оборудовании и знать, где находятся эти самые электронные блоки. К тому же воры должны были иметь в своем распоряжении не менее 5–6 часов спокойной работы.
– Очень странное происшествие, начиная с того, зачем такой важный спецборт пригнали на рядовую процедуру в Таганрог. Поменять масло в стойках шасси ему могли на любой ближайшей базе обслуживания, – поделились они с журналистами. – Если уж лететь, то логичнее было бы лететь в Воронеж, где собирают Илы – он и ближе к Москве. Еще один аспект: если речь не идет о модернизации самого секретного оборудования, то на такие процедуры самолеты, как правило, прилетают без секретной «начинки». Это логично, ведь специалистам, которые обслуживают само судно, нельзя даже видеть то оборудование, которое он перевозит.

Новость о том, что был банально разворован один из четырех «самолетов судного дня» – командный пункт высшего руководства на случай войны, включая и глобальный конфликт, можно, конечно, отнести к сюжету о том, что «разбудите меня через сто лет – я и скажу вам, что в России пьют и воруют». Но учитывая специфику спецсамолета, возникает более важный вопрос: если стратегические командные пункты охраняются хуже, чем сельский склад, то как там дела обстоят с ядерным щитом, стратегическими складами и прочими важными компонентами готовности России к стратегии взаимного уничтожения?

Вопрос-то не праздный. Наши генералы при любом удобном и неудобном случае грозят неведомому супостату испепеляющей мощью. А есть ли она? Или ее тоже так же разокрали, как этот самолет?

Понятно, что состояние военной мощи любого государства – военная тайна. Даже если в армейских амбарах мышь повесилась, враг должен трепетать от одной мысли о том, что там может что-то такое все-таки быть. Но учитывая не самую высокую степень напряженности в мире, вполне возможен какой-нибудь серьезный конфликт, пусть и с третьеразрядным противником, и тут-то и окажется, что воевать-то нечем. А если и есть, то оно не на ходу, разукомплектовано или просто небоеспособно. В этом смысле воровство на сверхсекретном самолете выглядит симптомом общего состояния дел в государстве.

Анатолий Тарасов
http://www.sovross.ru/articles/2060/50372
Tags: РФ, авиация, армия, криминал
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments